Главная Музыкальная история Российские композиторы Исполнители и композиторы Опера и оперные певцы Зарубежные композиторы Интересное о классической музыке Великие композиторы Музыкальный инструмент Начинающим музыкантам Карта сайта Написать нам

ДРАМА - ОПЕРА – РОМАН

Такая переориентация направленности высказывания давалась весьма нелегко. “Лирический беспорядок”, включаясь в строй художественного произведения, будь то ода, поэма, драма или музыкальная фантазия, неизменно получал некую оформленность, зачастую с собственной логикой - логикой “от противного”. В опере, например, такая логика господствовала в речитативе, сочинение которого подчинялось целому ряду строгих правил, нацеленных именно на создание ощущения спонтанности речи и непредсказуемости эмоциональных реакций. Для этого нужно было делать то, что возбранялось в типовых музыкальных формах, и не делать того, что составляло норму “обычного” музыкального языка: избегать симметричных периодических построений, часто отклоняться в весьма далекие тональности, начинать в одной тональности, а заканчивать совсем в другой, менять метр и темп в соответствии со смыслом текста, и т.д.[23] . Диалог или монолог, выраженный средствами речитатива, приближался таким образом к естественному течению прозаической речи, хотя композиторам было известно, каких трудов стоила эта “естественность”. Здесь драма, опера и роман были едины в своих поисках художественно воссозданной спонтанности высказывания (в стихотворной драме, к тому же, существовала рамка поэтического метра, которая в музыкальном речитативе либо отсутствовала, либо всячески вуалировалась).

В арии же господствовало лирическое начало, и этим она отличалась от монолога в драме. Ведь текст обычной арии ХVII - начала ХIХ веков предельно лаконичен - два двустишия или две терцины, изредка парой строк больше - это даже меньше, чем короткое лирическое стихотворение, не говоря уж о монологе. Стало быть, суть не столько в самом тексте, сколько в стоящем за ним аффекте или переживании, выявляющемся чисто музыкальными средствами. Тут, подобно письму-излиянию в романе, чувство подвергается анализу в буквальном смысле этого слова (означающего по-гречески “расщепление”, “расчленение”, “разъятие”): оно поворачивается разными сторонами, дробится на составляющие, фрагментируется, вновь собирается в некую целостность. Отсюда - бесконечные повторы слов, так раздражавшие рационально настроенных критиков. Расслоение смысла в арии доходит до предела - до отдельных фонем, этих красиво распетых гласных, когда последний остаток слова растворяется в виртуозных фиоритурах или истаивает в бесконечной фермате. Логический смысл здесь действительно утрачивается, но остается смысл эмоциональный - превращение слова в музыку, мысли - в чувственное ощущение, рационального высказывания - в иррациональный душевный взлет.

Вот что, в частности, стояло за “любовными записочками” и “бессмыслицей” оперного бельканто: проникновение принципов лирического самовыражения в эпические и драматические формы.


Другие статьи по теме:

- Аббасов, Азат Зиннатович
- Дюпре, Жильбер
- Атлантов, Владимир Андреевич
- Ансельми, Джузеппе
- Альва, Луиджи

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

 
Oboe.ru с прискорбием сообщает, что сегодня скончался выдающийся и знаменитый, старейший российский педагог-гобоист, академик Российской Академии Музыки им. Гнесиных Иван Фёдорович Пушечников.
Знаменитая оперная дива Анна Нетребко и уругвайский баритон Эрвин Шротт, которые не раз объявляли о своем намерении связать себя узами браками, похоже, решили не устраивать свадебной церемонии.
Вчера его представили музыкантам. Место руководителя оркестра занял 43-летний Константин Владимирович Борков.
Rambler's Top100