Главная Музыкальная история Российские композиторы Исполнители и композиторы Опера и оперные певцы Зарубежные композиторы Интересное о классической музыке Великие композиторы Музыкальный инструмент Начинающим музыкантам Карта сайта Написать нам

ДРАМА - ОПЕРА – РОМАН

Подобная манера изображения страстей и мук персонажей стала общепринятой в ХIХ веке, проникнув под влиянием драматического театра и на оперную сцену. Когда Ф.И.Шаляпин “умирал” в образе Бориса Годунова, сведущий в медицине зритель мог узнать точно воспроизведенные признаки кончины от грудной жабы (хотя понятно, что “диагноз” Бориса у Пушкина и Мусоргского - не грудная жаба или инфаркт, а больная совесть). Уже в наши дни режиссер П.Штайн в своей постановке “Орестеи” Эсхила прибегал к эффекту “удара по нервам”: прямо на зрителя выкатывались огромные подносы с окровавленными трупами Кассандры, Агамемнона, Клитемнестры и Эгиста. Возможно, это уже прием, продиктованный спецификой телевизионной эпохи: смерть потрясает, лишь когда она не “за кадром” и даже не в “рамке” кадра, а здесь, сейчас, перед тобой.

Музыкальный театр вроде бы шел параллельным путем, стремясь ко все большей правдивости изобразительного ряда, но на самом деле его внутренние законы оставались иными. Смерть героя на сцене - крайне редкий случай в опере ХVII - ХVIII веков (например, самоубийство султана Баязета в операх Гаспарини “Баязет” и Генделя “Тамерлан”, написанных на один сюжет); в ХIХ веке такая развязка, наоборот, становится чуть ли не правилом - однако все оперные “смерти” отличаются невероятной возвышенностью, поэтичностью и красотой, особенно если умирает юная девушка или любящая женщина. Очень часто при этом топос смерти оказывается связан с романтическим, также далеким от грубой реальности, топосом безумия (Имоджене в “Пирате” Беллини, Лючия в “Лючии ди Ламмермур” Доницетти, Марфа в “Царской невесте” Римского-Корсакова и др.) или с экстатическим воспарением души, легко покидающей бренное тело (Изольда в “Тристане и Изольде” Вагнера, Аида и Радамес в “Аиде” Верди).

Даже если мы обратимся к русской опере ХIХ века, эстетика которой несомненно испытала сильное влияние литературного и театрального реализма, мы вряд ли найдем хоть одно правоверно реалистическое произведение среди опер, считаемых обычно таковыми. “Жизнь за царя” Глинки с ее действительно необычным для тогдашней сцены героем-мужиком является, по сути, оперой-апофеозом, состоящей из разного рода обрядов, ритуалов и молебнов. Даргомыжский искал “правды” в интонационно-психологической сфере, однако его неудержимо тянуло к сюжетам, в которых с реальностью соседствует нечто потустороннее, мистическое и демоническое. Казалось бы, уж кто настоящий реалист, так это Мусоргский - но достаточно сравнить оперу “Борис Годунов” с драмой Пушкина, чтобы понять, что Мусоргский превратил историческую пьесу в трагедию с хорами, в которой политические аллюзии и пророчества куда менее важны, чем коллизия “человек и его рок”, знакомая нам по античным трагедиям. В “Хованщине” мощно звучит мистериальная нота, связанная с Марфой и раскольниками...


Другие статьи по теме:

- Дюпре, Жильбер
- Адамбергер, Валентин
- Аббасов, Азат Зиннатович
- Вартель, Пьер Франсуа
- Атлантов, Владимир Андреевич

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

 
Oboe.ru с прискорбием сообщает, что сегодня скончался выдающийся и знаменитый, старейший российский педагог-гобоист, академик Российской Академии Музыки им. Гнесиных Иван Фёдорович Пушечников.
Знаменитая оперная дива Анна Нетребко и уругвайский баритон Эрвин Шротт, которые не раз объявляли о своем намерении связать себя узами браками, похоже, решили не устраивать свадебной церемонии.
Вчера его представили музыкантам. Место руководителя оркестра занял 43-летний Константин Владимирович Борков.
Rambler's Top100