Главная Музыкальная история Российские композиторы Исполнители и композиторы Опера и оперные певцы Зарубежные композиторы Интересное о классической музыке Великие композиторы Музыкальный инструмент Начинающим музыкантам Карта сайта Написать нам

Светская музыка (xix век)

Только в конце 60-х годов наступил поворот во мнении публики, отчасти под влиянием прекрасного исполнения роли Наташи - Платоновой и мельника - Петровым. Вместе с "Жизнью за Царя" и "Русланом", "Русалка" делается репертуарной оперой и начинает нравиться публике. Ещё меньше успеха имел "Каменный гость", встреченный враждебно почти всей критикой и публикой (1872). После нескольких представлений опера была снята с репертуара и с тех пор появлялась только на частных сценах, с исполнителями-любителями и с сопровождением фортепиано. В романсах Даргомыжского мы находим те же основные черты таланта, как и в его лучших операх. Среди его зрелых произведений этого рода имеется несколько превосходных образчиков художественного русского романса: в лирическом широко мелодическом стиле, в закруглённой стройной форме ("Я помню глубоко", "Я всё ещё его, безумная, люблю", "Не скажу никому", "Как часто слушаю", "Что в имени тебе моём"), декламационные, сильно драматические ("Старый капрал", "Паладин"), комические ("Червяк", "Титулярный советник", "Мельник", "Ох тих тих", "Лихорадушка" и т. д.), этюды мелодического речитатива ("Ты вся полна очарованья" и превосходные восточные ("О дева роза", "Ты рождена воспламенять") и т. д. Некоторые из них имеют и особое историческое значение, по новизне поэтических тем (например, комические) или приёмов (восточные, речитативные) и т. д. Как композитор романсов, Даргомыжский является более обдуманным и сознательным мастером, чем Глинка: он строже относится к соответствию музыки и текста, к музыкальной декламации и характеристике, тоньше и гибче передаёт смену настроений и с большим вкусом выбирает тексты. Симфонические произведения Даргомыжского, из которых самые удачные, - "Казачок" и "Чухонская фантазия", - имеют второстепенное значение. Существенно новых элементов в нашу симфоническую музыку, кроме известного угловатого комизма, иной раз граничащего с карикатурой ("Баба-Яга, или С Волги nach Riga") они не внесли. Национальный элемент у Даргомыжского бледнее, чем у Глинки. Таких глубоко национальных страниц, как хоры "Разливайся" или "Славься" в "Жизнь за царя", "Не лебёдка белоснежная" или "Лель таинственный" в "Руслане", у Даргомыжского нет. Хоры "Русалки" только в первом действии имеют ясный национальный отпечаток (особенно "Как на горе мы пиво варили" и "Заплетися". Из романсов Даргомыжского только немногие носят яркий национальный отпечаток. Фантастический элемент, столь яркий у Глинки, у реалиста Даргомыжского бледен и прозрачен (хоры русалок). Независимое положение в нашей музыке занимал О. Дютш (1825 - 1863) - датчанин родом, талантливый автор оперы "Кроатка" (1860) и довольно большого числа романсов, обнаруживающих изящный вкус, прекрасную технику, теплоту и искренность чувства, но малую оригинальность творчества, примыкающего к Мендельсону (в романсах) и Мейерберу (в операх). Меньшую степень независимости (от русской музыки) обнаруживает композиторская деятельность А.Н. Серова (1820 - 1871), автора трех опер: "Юдифь" (1863), "Рогнеда" (1865) и "Вражья сила" (1871, закончена Н.Ф. Соловьевым ). Широко образованный в литературном отношении, разносторонне одаренный, Серов не получил систематического музыкального образования и выступил на композиторское поприще сравнительно поздно (более 40 лет от роду). Драматическое чутье, литературное образование, природный ум замаскировывали у него пробелы музыкального таланта и техники, и позволили ему довольно успешно браться за крупные задачи. Тем не менее отсутствие крупного дарования и определённых художественных идеалов заставляло его постоянно менять свой музыкальный стиль, примыкать то к тому, то к другому направлению. Мейербер, Моцарт, Бетховен, Глинка, Вагнер, итальянцы поочерёдно овладевали им, уступая друг другу место через более или менее продолжительное время. Отсюда невыдержанность музыки его опер, в которой места слабые, дилетантские и неумелые чередуются с удачными и характерными номерами. Всего сильнее сказалось на Серове влияние Вагнера, особенно в "Юдифи", менее в "Рогнеде". Влияние это, впрочем, отразилось не столько на музыкальном содержании опер Серова, сколько на их форме. В этом отношении Серов был далёк от нашей новой музыкальной школы; образцом служили ему главным образом оперы средней манеры Вагнера ("Тангейзер", "Лоэнгрин"), от которых он заимствовал не только форму, но и некоторые сценические ситуации (охота, хоры странников в "Рогнеде" и т. д.). Музыка Серова не имеет определённой индивидуальности ни в мелодическом, ни в гармоническом отношении и носит отпечаток декоративности, но отличается нередко эффектностью, сценичностью и драматизмом, выкупающими в глазах публики отсутствие глубины, оригинальности и тонкости музыкального содержания. Особенно слабы речитативы Серова. Несмотря на своё увлечение Вагнером и неприязненное отношение к молодой русской музыкальной школе, группировавшейся около Даргомыжского и Балакирева (он признавал из неё только Н.А. Римского-Корсакова), Серов в своих операх всё-таки обнаруживает некоторые точки соприкосновения с основными принципами этой школы. Оставляя в стороне космополитическую "Юдифь", в которой обнаруживается влияние "Руслана" (противоположение еврейской, т. е., строго говоря, общеевропейской музыке ассирийского и индийского местных колоритов, хотя бы и вполне условных), необходимо указать на народность не только сюжетов "Рогнеды" и "Вражьей силы", но и их музыки (в большинстве случаев).


Другие статьи по теме:

- Светская музыка (xix век)
- Моцарт: мифы и реалии
- Галантность и чувствительность в музыке xviii века
- Музыка в школе
- История музыки

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

 
Oboe.ru с прискорбием сообщает, что сегодня скончался выдающийся и знаменитый, старейший российский педагог-гобоист, академик Российской Академии Музыки им. Гнесиных Иван Фёдорович Пушечников.
Знаменитая оперная дива Анна Нетребко и уругвайский баритон Эрвин Шротт, которые не раз объявляли о своем намерении связать себя узами браками, похоже, решили не устраивать свадебной церемонии.
Вчера его представили музыкантам. Место руководителя оркестра занял 43-летний Константин Владимирович Борков.
Rambler's Top100